пятница, 4 июля 2008 г.

На Тунгуску. День десятый.

Дневник экспедиции 04.07.08

Утром собираю палатку и пакую вещи. Все вместе делаем фотографии на фоне памятника. Памятник Тунгусской катастрофе был поставлен в этом году и символизирует мифическую огненную птицу бога Агды эвенкийской мифологии. В зеркальной поверхности металла, из которого выполнен памятник, отражается тайга. Наверняка, на этот памятник обратят внимание и медведи. Представляю себе мишку увидевшего свое отражение. Интересно, насколько прочно закреплена стела и выдержит ли удар медвежьей лапы?

Мой фотоаппарат запотел от влаги. Надеюсь, что я еще вернусь сюда.



Прилетел вертолет. Грузим вещи, прощаемся и вперед. Я открыл иллюминатор, высунулся и фотографировал термокарсты. Вертолет сделал круг над болотом.

В Ванаваре мы направились в администрацию заповедника. Вокруг двухэтажного особнячка администрации расставлены эвенкийские чумы. В самом особняке музей. Смотрели экспозицию. Нас приветливо напоили чаем.

Потом я ходил в администрацию поселка. Забрал там свое командировочное удостоверение.
Рейсовым самолетом летим в Красноярск. Там нас встретили. В гостинице принял душ. Потом торжественный ужин и я прощаюсь с нашей группой. Они еще останутся на два дня. У меня поезд.

Боковая плацкартная полка у туалета. Я внутренне доволен, а после ночевок в тайге это кажется райским местом. Нет комаров, не нужно вслушиваться в шорохи, тепло, сухо, а что еще нужно.

На второй день пути познакомился с симпатичными молодыми ребятами из Красноярска. Ехать стало веселее. Сидели в вагоне ресторане говорили о фотографии и прочих интересных вещах.

четверг, 3 июля 2008 г.

На Тунгуску. День девятый.

Дневник экспедиции 03.07.08

Ночь, как и предыдущие, прошла беспокойно. Собаки то лаяли, то рычали. Казалось, что рядом шарится медведь. У моих хваленых трековых кроссовок оторвались носы и просят каши. Кроме того, они сырые. За ночь высохнуть не успевают. Признаться, я пытался их сушить на камнях возле костра, но лучше бы я этого не делал.

В планах сходить на водопад и дойти до пристани. Там, скорее всего, можно будет помыться в бане. До обеда решили пойти на камень Джона. Я решил отколоться от группы и снова сходить на южное болото. Даллас собралась пойти со мной. У туалета заметили медведя. Я пока бегал за фотоаппаратом, медведь убежал.

Я растяпа. Когда все было собрано, обнаружилось, что нет GPS-навигатора. Без навигатора идти нельзя. Обшарил все. Не нашел.

Вместе с Даллас пошли следом за ушедшей вперед командой на камень Джона. В.К. предложил мне взять свой навигатор. Егерь дал карабин. С ним действительно как-то спокойнее. Мне очень не хотелось обижать Даллас, но лучше было, чтобы я пошел один. Один я хожу быстро. А еще, не хотелось чтобы Даллас рисковала форсируя топи и продираясь через заросли. Тайга не шутка. Извинился перед Даллас как мог.

Еще, насколько я понял из разговора вчера, у Даллас сегодня день рождения. Но язык мой настолько плохой, что я сомневаюсь, правильно ли я это понял. Опять виню себя за английский, потому что не могу выразить всей своей признательности к этой женщине, а еще больше жалею о том, что не могу с ней поделиться всеми нюансами своего исследования.

В этот раз мой путь на Южное болото был другим. Я пошел через камень Джона(координата +60° 53' 59.61", +101° 55' 10.74") и вершину горы Стойковича (координата +60° 53' 57.96", +101° 55' 58.33"). На вершине открывается великолепный вид на Южное болото. У подножия, по краю болота идет старая тропа. Некоторое время шел по тропе огибая гору против часовой стрелки. Тропа иногда теряется, но потом я каждый раз нахожу ее снова. Из меня бы получился неплохой следопыт. Чутье подсказывает правильное направление. Тропа идет по грядам возвышенностей огибая озера и топи.

Подходя к структуре я снова замечаю, что вал коренных пород возвышается над прилегающей территорией на 15-20 метров. Следует сказать, что торфяные бурты северо-восточной части Южного болота выглядят смятыми, не имеют плоских плато как на других болотах и в частности на Северном. В зонах депрессий торфяников относительно слабо развивается карст. Предполагаю, что в коренном залегании торф формировался на одном уровне высоты и не тронутые процессами карста и ударной волной взрыва торфяники имеют плоско-слоистое залегание с плоской крышей. Торфяники перекрывают собой лед вечной мерзлоты. Таяние льда под торфяниками образует явление термокарста.

При изучении космоснимков можно выделить по краю болота участки, на которых плиты торфяников как бы «выброшены» на склоны прилегающих холмов. Эти плиты имеют трещины параллельные береговой линии. Возможно, это произошло из-за распространявшейся по топкому болоту в момент взрыва волны напоминающей цунами. Сама картинка торфяных островов и процессов их карстования с краю, вид из космоса, возможно, имеет признаки удара волны (по типу цунами).
На этот раз я хорошо соотносил увиденное с космоснимком. Недаром накануне я тщательно его изучал. Я пересек краевой вал и по торфянику вышел к центру структуры. В центре круглое мокрое болотце с очень ровным покровом растительности. Это зыбун. Я был один и побоялся провалиться. В болтах средней полосы России на опасных зыбунах растет вахта трехлистная. Присутствие этого растения является знаком, что туда идти не стоит. Бывалые товарищи из КСЭ говорили, что еще никто не проваливался серьезно в болоте, что на небольшой глубине начинается ледник и максимум можно провалиться по пояс. Весьма сомнительный вывод. По моим собственным наблюдениям, нигде на этих болотах нет трясины. Я не встречал. Опасности того, что болото засосет нет. Но окунаться с головой тоже не приятно, хотя и не смертельно. Хождение по болотам экстремально и лучше когда ты не один.

Я остановился на небольшом ровном участке торфяника не покрытом растительностью на краю центрального болотца. Сбросил вещи и сделал панорамный снимок центрального болотца. По краю болотца в нескольких местах есть свежие обрушения. С юго-восточной стороны подкова окружающего болотце торфяника имеет широкий разрыв. Причем понижение торфяника происходит постепенно и в районе низменной части торфяного кольца (заболоченной) характер растительности иной, что видно и на космоснимке. Космоснимок Гугла по всей видимости был сделан несколько лет назад и на мой взгляд произошли изменения. На космоснимках видна бровка юго-восточной части торфяного кольца, но по состоянию лета 2008 эта бровка уже исчезла и теперь переход от зыбуна к заболоченному торфянику плавный.



Далее я прошел к озеру. Отобрал и промыл пробу. Набирал породу в обыкновенный полиэтиленовый пакет, потом отпускал в воду и полоскал до тех пор пока в пакете не оставалась каменная крошка. Еще одну пробу я отобрал на западном участке вала коренных пород.

Следуя обратно, пересек в брод протоку. Похоже, что всхолмленный аппендикс южного болота имеет одно русло стока вода. Дренаж происходит по руслу огибающему структуру с запада и севера. Требует дополнительного изучения.

Назад на заимку я шел в обход горы Стайковича против часовой стрелки. Дошел без приключений. Промок. Сырые брюки натерли ноги на швах. У лагеря встретил бегущего телеоператора. Женщина бежала за камерой, чтобы снять медведя. Я тоже ринулся туда, где видели медведя, но он уже убежал. Не везет, все видят медведя, а мне на глаза он не попадается.

Я пришел несколько позже, чем обещал. Вячеслав Константинович волновался. Сказал, что еще час и пришлось бы организовывать за мной спасательную экспедицию. Всеми виной карабин. Без карабина я быстрее бы бегал, а карабин придает смелости и соответственно лености.

Со стороны озера Чеко пришла туристическая группа. Группу ведет не молодой мужчина. Экипировка годов 70-х – рюкзак «грыжа пионера» и фуфайка. Не обычно. Сразу видно бывалый человек. Молодежь за ним посовременнее экипирована. Ребята отдохнули и пошли на пристань. Я передал привет с ними.

Потом мы все вместе поздравляли Даллас с днем рождения. Специально для Даллас устроили еще одну экскурсию. Втроем, Гусяков, я и Даллас, мы пошли на обзорную площадку горы Стойковича. Днем я уже через не проходи и вызвался быть проводником. Егерь дал нам карабин. Прошли по тропе через камень Джона. Поражались масштабам раскопок. Рукотворные траншеи вокруг камня на значительной площади вскрывают коренные породы. Основательно ребята поработали.

На обзорной площадке открывается великолепный вид на южное болото. Сделали серию фотографий. Наблюдали промытые корни вывороченных и искореженных деревьев куликовского вывала.

среда, 2 июля 2008 г.

На Тунгуску. День восьмой.

Дневник экспедиции 02.07.08

Утром ждем вертолет. Насколько мы предполагаем, вертолёт сделает посадку на Заимке и пойдет на озеро Чеко за итальянцами. Нам хочется попроситься на борт до озера Чеко. Команда Дискавери пакует вещи. Сегодня они улетают.

Вертолет прилетел. Но оказалось, что итальянцев сняли оттуда еще вчера. Посадки на Чеко не будет. Наш план не состоялся. Дискавери улетели. Решаем о том, следует ли идти пешим маршрутом. Пешком готовы пойти только четверо. Но Гусяков, основной инициатор похода пожаловался на недомогание. В итоге мы отказались от задуманного предприятия.

Между тем прилетел еще один вертолёт с весёлой компанией туристов. Они пели песни и угостили нас разными вкусностями.



В моих планах организовать поход на намеченную по фотокарте структуру в северо-восточной части южного болота. Координата структуры +60° 54' 18.92", +101° 57' 40.83". Тед и Даллас поддержали меня. Для обеспечения нашей безопасности с нами пошел егерь Ярослав. Вчетвером мы обошли гору Стойковича по часовой стрелке двигаясь по тропе. Далее я прокладывал путь в болото полагаясь исключительно на GPS-навигатор. В восточной части южного болота наблюдаются нагромождения торфяных буртов поросших мелким лесом. Между буртами заболоченные протоки, которые приходится переходить вброд. Пошел дождь и мы вымокли. В одном месте глубина воды дошла почти до пояса. Тед и Даллас не побоялись. Молодцы. Признаться, у меня возникали панические мысли о том, что нам не удастся добраться до цели из-за трудностей передвижения по заболоченной тайге. Мы несколько раз останавливались. Я предлагал всем репеллент. Комары изрядно досаждали.

В какой-то момент мы вступили на твердую почву. Это не торф. Здесь растут высокие деревья. Это вал предполагаемого кратера образованный выбросом коренных пород намеченный мною ранее на спутниковом изображении. Чётко просматривается внешний уклон. По нему поднимаемся выше по направление к центру структуры. Я очень обрадовался.

На космических снимках эта структура проявляется как кольцо высокого леса диаметром 270 метров. В центре внешнего кольца имеется еще одно – внутренне диаметром 95 метров. В нескольких местах внутри выделенной структуры происходит образование карстовых воронок.

Перейдя вал, мы попали на торфяное плато. Поверхность торфяника не ровная. Высокие кочки. Торф более рыхлый чем в других местах. Ноги проваливаются в неглубокие пустоты образованные вытаиванием льда. Высота торфяного плато внутри вала больше, чем высота торфяных участков окружающей структуру местности. Судя по прибору мы вышли в центр намеченной структуры. Признаться, я растерялся. Мы не увидели классического кратера. Карстовые процессы изъели структуру так, что оказавшись в ее центре я не мог определить где у меня что. Спутниковой фотографии с собой не было, и соотнести увиденное на месте с увиденным на снимке у меня по памяти не получалось. В GPS-приборе отмечены только точки центра и несколько точек внешнего кольца. На его мониторчике я вижу, что мы стоим почти в центре, но смотрю вокруг и ничего не понимаю. Ориентируясь на GPS мы пошли по точкам внешнего кольца. И, действительно, вал прослеживается. На всем протяжении внешнее кольцо сложено из твердых глинистых пород (не торфа!). Именно отличный от торфяника почвенный состав позволил деревьям нормально расти и развиваться. Кольцевой вал имеет почти идеальную центральную симметрию.

В первой точке краевого вала мы сделали лунку, выкопав ее взятой с собой лопаткой. Под незначительным слоем почвы обнажилась глинистая порода красновато-серого цвета. Взял пробу в пакетик. На глубине 30 см лопатка захрустела. Я было обрадовался, что достал камешки, но это оказался лед.

Далее мы следовали вдоль вала по направлению часовой стрелки. Пересекли сухое русло небольшого ручья. Не очень понятно, в какую сторону тек этот ручей. Вышли на небольшое озеро. На старых планах южного болота это озеро было обозначено, но, судя по всему, тогда оно было значительно больше и имело иную форму береговой линии. С запада на озеро наступает болото. Восточный берег выходит к склону и не заболочен. Недалеко от берега выкопал вторую лунку и взял пробу. В глинистой пробе обнаруживаются камешки твердой породы, похожи на алевритистый песчаник. Один камень промыл в озере.

Далее, следуя по часовой стрелке отобрали пробу в еще одной точке.
Все устали и уже давно промокли. Пора возвращаться. Следуя по торфяным гривам в направлении базы мы зашли на полуостров. Впереди болото. А чтобы обойти его нужно далеко возвращаться назад. Возвращаться не захотелось. Гривы сильно заросли низкими кустарниками и ходить по ним трудно. Везде приходится продираться. Я первым пошел по проваливающемуся до колена зыбуну. Вчерашний опыт хождения по зыбунам убедил меня, что это хоть и страшно, но проходимо. Больше всего мы боялись за Даллас. Она с трудом, медленно, но шагала за нами.

Пришли в лагерь принеся с собой тучу комаров. Пока нас не было прилетал вертолет. Забрал двух егерей Андреев. Ольга улетела на Пристань.

У Вики случайно увезли на вертолете рюкзак. Загрузили его на борт по ошибке. Оставили ее без вещей. Вертолет прилетел раньше, чем его ждали. Москвичи, съемочная группа, ушли на камень Джона, но услышав вертолет прибежали обратно. Успели.

Вечер прошел спокойно. Нас стало заметно меньше. Мне было приятно осознавать, что я в пасмурную погоду, не используя такой ориентир как Солнце, могу вполне надежно с незначительными отклонениями двигаться по курсу с помощью GPS. Еще год назад в Нижегородских лесах я ходил в таких же условиях вычерчивая по треку синусоиду. Когда есть солнце, я намечаю по прибору направление, фиксирую угол положения солнца относительно курса и иду по нему. По солнцу ходить надежнее. Хотя, как сегодня, можно и без Солнца при определенном навыке двигаться сохраняя относительную прямолинейность маршрута.

В течение часа на мониторе ноутбука В.К. разглядывал спутниковое изображение исследованной сегодня структуры. Понял как мы по ней прошли и почему не было ощущения того, что мы попали в кратер. Структура слишком велика, чтобы находясь на ней обозреть ее целиком. Кроме всего прочего она поросла лесом и имеет сложный внутренний рельеф. Нужно еще раз сходить туда.

Просмотреть увеличенную карту

вторник, 1 июля 2008 г.

На Тунгуску. День седьмой.

Дневник экспедиции 01.07.08

Кажется, что я уже целую неделю не сплю. Может я не привыкну к другому времени, или я так сильно волнуюсь. Смотрел на себя в зеркало. Глаза красные.

Я встал рано. Разжег потухший костер и принес воды. Помогал Ольге готовить завтрак и прибираться на столах. Ольга девушка из Томска. Участвовала в экспедициях КСЭ. Она дизайнер. Преподает уже в вузе. Кстати, именно она готовила проект реставрации домиков на Заимке. На этот раз Ольгу попросили помогать американцам. Американцы из Дискавери считали, что она на них работает. Ольга впервые выполняла роль прислуги. Но у нее неплохо получалось. Мы шутили.

После завтрака формируются две группы. Дискавери в сопровождении егерей уходят первыми. Потом мы. Нас ведет Бидюков Борис Федорович маршрутом на пик Фарингтон.
Лес в тайге не такой плотный как в лесах северного Поволжья. Непроходимых зарослей практически нет. Зато сплошь путающие ноги, высотой по колено, а то и по пояс кусты багульника, можжевельника и других растений. Тропа делает коридорчик в этих низкорослых зарослях. Во времена Кулика эвенки проводники перемещаясь по тайге срубали кусты длинными лезвиями своих пик. Очень актуально. Тропа позволяет идти быстро. Без тропы при каждом шаге нужно высоко задирать ногу и толкать ее прорывая растения вперед. Тропа, это великое дело! А о дорогах здесь даже и не мечтают.

Первое примечательное место маршрута – два вывороченных корневища куликовского вывала (координата +60° 54' 40.08", +101° 55' 47.01"). За сто лет помимо вывала от падения метеорита, называемого куликовским, ветер неоднократно валил лес снова узкими полосами. Куликовский вывал отличается. Корни промыты дождями от почвы. Живописные сплетения похожи на те кривые деревянные скульптурки, которые делают естественным образом из изогнувшихся веток. Потом я уже видел десятки таких корневищ. Кажется странным, что за сто лет они не истлели.


Поднимаемся на Фарингтон по каменистому склону. На первой вершинке рукотворная куча камней. Ее увенчивает отдельный большой камень. Вспомнил древнюю монгольскую традицию складывать камни в кучи на перевалах. Интересно, кто и зачем складывал эти камни? На второй вершине, более высокой, стоит геодезический пункт. Отсюда открывается самый потрясающий вид на южное болото. Координата +60° 55' 1.69", +101° 56' 59.59"


Группа пошла назад. Мне захотелось задержаться. Все равно я хожу быстрее. Догоню. Однако Бидюков заметил что я остался и ждал меня, оставаясь на расстоянии с которого меня еще было видно. Я устыдился, что из-за меня всех остановили. Рванул вдогонку и больше не делал попыток увильнуть. По дороге пробовал ягоды можжевельника. У нас можжевельник тоже растет, но почему-то ягод на нем я никогда не видел. Весьма приятные на вкус. Только мне сказали, что они дают слабительный эффект. Много есть не стал.

На Заимке вовсю шел съемочный процесс. Перед камерами позировали даже бурундучки.


После обеда вдвоем с Вячеславом Константиновичем Гусяковым пошли осматривать воронки на южном болоте. Слава богу, егеря и заботливые ксэшники сосредоточились на иностранцах и не возмущались по поводу нашего ухода. А между тем медведь опять приходил. Его прогнали выстрелами. На прилетавшем вертолете к нам доставили из Ванавары двух собак, которые должны лаем отгонять медведей.

На GPS-ке отмечены точками воронки выделенные по спутниковому изображению Google. Идем полагаясь на навигатор. Первый объект – воронка на торфных буртах (координата +60° 53' 54.93", +101° 54' 26.13"). Налицо следы развития термического карста как в самой воронке так и по краю бурта. Обрушающийся берег с трещинами и обнажениями от растительного покрова. Открытая вода по краю с одного бока.


По торфяным гривам поросшим низкими деревьями мы направились в Южное болото. Там намечена очень крупная воронка - Клюквенная. Эту воронку исследовал Кулик, была сделана магнитометрическая съемка не давшая результатов. Но чтобы попасть на воронку нужно преодолеть 300 метров зыбуна до первого острова, а потом перейти еще 50 метров на второй остров. Идти страшно. Ноги проваливаются в воду по колено. Вокруг все колышется. Один бы я никогда не пошел, да и вдвоем я шел только потому, что очень надо. Мы взяли шесты на случай, если кто-нибудь из нас провалится. Я со страху отхватил тяжеленную палку длиной метра четыре. Когда мы дошли до торфяного острова я почувствовал, что руки отваливаются, а сердце бешено колотиться.


Торфяные острова представляет собой участки древнего торфяного плато возвышающееся над современным болотом на три метра. Края островов обрывистые. Верх ровный и плоский. С юго-западной стороны во второй остров врезается огромная дуга воронки, образуя незамкнутое кольцо. С бортов, особенно в том месте где дуга входит в болото, видно как от края отделяются блоки торфа величиной в метр и более и медленно сваливаются. По верхней части края идут трещины. Опять налицо термокарстовый процесс. Эта воронка не может быть кратером. Координата Клюквенной воронки +60° 53' 29.40", +101° 54' 38.61"


Дальше мы решаем форсировать болото в западном направлении. Примерно 500 метров по зыбуну. На этот раз я в качестве шеста выбрал относительно маленькую палку. В конце концов, я спрашивал. Никого еще это болото не засосало. Растительность настолько плотно сплетена своими корнями, что свободно удержит не только человека, но и лося. Лосиные следы я как раз увидел перед собой и старался идти по ним. Подумалось, что если бы сейчас на болте оказался медведь, то бежать от него я бы не смог. Ноги увязают.

Пошел дождь. Переправившись, сырые от дождя и пота сверху и от болота снизу, мы продолжаем идти на запад. Должны выйти на тропинку ведущую от пристани к заимке. Обнаруживаем, что магнитный компас показывает сильное отклонение. Я на своем приборе выключил магнитный компас и иду только по навигационному. На Фарингтоне компас тоже не работал. Я не понимаю, как предыдущие исследовали ходили по этим лесам безGPS-ок и каким образом составляли карты вывала леса? Потом я пытался выяснить у ветеранов. Они говорят по компасу. Но компас во многих местах врет! Как я понял, по своему прибору, встречающиеся зоны магнитных аномалий имеют размер порядка 400 метров. Если бы я шел по магнитному компасу, то в таких зонах я бы делал дугу, но, выходя из аномалии, продолжал бы двигаться по азимуту. У меня большой опыт хождения по лесам и я был участником соревнований по ориентированию на автомобилях в качестве штурмана. Хороший GPS-навигатор, без соответствующего навыка и знания приемов традиционного ориентирования может оказаться бесполезной игрушкой при движении по таком маршруту. Еще я узнал, что раньше при движении по маршрутам группа делала засечки на деревьях, что давало возможность вернуться. Во многих местах засечки сохранились.
Попутно мы прошли по краю двух отмеченных мною на космоснимке круглых небольших болот (+60° 53' 32.41", +101° 54' 3.69" и +60° 53' 31.50", +101° 53' 48.24". Оба болота соединены низинкой. Признаков наличия вала нет. Пойменные образования сформировавшиеся в русле эрозионного стока. Не метеоритные кратеры.

Среди выделенных на космоснимке центарльносимметричных объектов пока обнаруживаются объекты - карстовые воронки на торфяных участках, объекты - острова торфяников на мокром болоте-зыбуне, объекты - круглые болотца в лесной зоне.

Вышли на тропу. Как все-таки комфортно ходить по тропам! Идем как можно быстрее. За нами шлейфом комары.

Вечером совещались по поводу похода на озеро Чеко (координата +60° 57' 52.15", +101° 51' 33.52") , запланированного на следующий день. По космоснимкам наметили маршрут и я занес в навигатор маршрутные точки-ориентиры через которые мы должны пройти.

Ночь была беспокойной. То и дело срывались куда-то собаки. Казалось что рядом ходит медведь.

Фотографии из альбома Экспедиция на Тунгуску

понедельник, 30 июня 2008 г.

На Тунгуску. День шестой.

Дневник экспедиции 30.06.08

Рано утром с Рубцовым Владимиром пешком направились к гостинице Октябрь. Разразилась гроза. Пошёл сильный ливень. По дорогам несло поток воды. Мы быстро промокли. Воды было столько, что улицы приходилось переходить вброд по щиколотку.

Возле гостиницы ждал автобус. Кроме нас в автобус грузились итальянцы. Те самые, которые исследуют озеро Чеко. Их потом показывали по телевизору. По дороге, из другой гостиницы, забрали съёмочную группу канала Дискавери с привезёнными ими тремя американскими учеными. Автобус доставил нас в аэропорт Черемшанка. От Черемшанки было зафрактованно два самолета АН-28 на Ванавару. В первый рейс отправили всех иностранцев. Следом полетели мы. Два часа лету. Я основательно замёрз. Одежда на мне была мокрая и дуло по салону.

В Ванаваре Солнце и тепло. Быстро согрелся.
У трапа нас встретили с хлебом и солью. Гремел бубен. Молодые люди были одеты в национальные эвенкийские костюмы. Подошла девушка и одела на меня эвенкийский амулет. Впечатлил шаман танцующий с бубном.

Координата поселка +60° 21' 7.84"N, +102° 18' 18.11"E



Уже из окна автобуса в аэропорту мы увидели как наших иностранцев грузят в вертолёт. Гусяков выскочил из автобуса. Я за ним. Через поле бегом на вертолётную площадку. Слава богу, успели. Чуть было нашу экспедиционную группу не отправили без нас. Искали бы мы потом наших иностранцев по всей тайге.

Вертушка, как ее здесь любовно называют, понесла нас сначала на пристань. Очень интересные ощущения возникают при взлёте, вертолёт некоторое время тужится, трясётся и, наконец, отрывается от земли. Во время полёта можно смотреть в открытый иллюминатор. Вместе со мной из иллюминатора высовывается оператор Дискавери.
Я высматривал термо-карстовые воронки. Некоторые из них сфотографировал. Их довольно много, особенно там, где местность заболочена. У многих воронок по краю имеется открытая вода. Вода чаще всего серпом облегает край воронки с одного бока. Края воронок довольно обрывистые. Кое-где видно, что недавно происходил обвал берега. В основном термо-карсты развиваются на торфах. Торфяное плато на болоте изъедено как сыр дырками термо-картсовыми воронками.

Вертолёт приземлился на пристани (+60° 51' 17.87", +101° 53' 0.43"). Это моё первое знакомство с настоящей тайгой. Очень сильно развит подлесок. Можжевельника много. Запах насыщенный и густой, другой, не такой как у нас в лесу. Пахнет багульником и другими болотными травами, хвоей. Много слепней. А вот комаров ничуть не больше чем у нас в Заволжских лесах.

В бараке на Пристани живут ребята группы Ромейко. Самого Ромейко не было. Познакомился Машей. Она фотограф.
Осмотрели новый барак. Построен на красивом месте. Высокий берег реки. Чуть в стороне, тоже на берегу, только более низком, стоит избушка Кулика. Здесь же недалеко находится баня. На пристани мылись, стирались и просто отдыхали. Это «курорт» тунгусских исследователей. Сейчас домик Кулика охраняется как памятник истории. Недалеко в лесу стоят эвенкийские чумы. Музей под открытым небом. Нынешние эвенки в таких уже не живут.

Стоянка на пристани длилась минут 40. Потом мы полетели в эпицентр на Заимку. Перед посадкой сделали круг над болотами. Вертолёт приземлился на деревянный настил построенный прямо на болоте. Выгрузились. Нас встречали два лесника Андрея и Кривяков Станислав Владимирович, активный участник многих экспедиций.

Вот она легендарная Заимка. Деревянные домики пахнут свежей олифой. Чуть в стороне лабаз. Навес над кострищем, расставленными под ним лавками и столами. Все это уже видел на фотографиях. Впечатление огромное!

Координата +60° 54' 11.82", +101° 54' 35.75"

Лесники предупредили, что около лагеря ходит медведь с медвежатами. За день до нашего прилета медведь порвал палатку. Нам запретили без сопровождения уходить куда-либо. Всем иностранцам было предложено заселиться в домики. Это безопасней. Хотя потом многие, и особенно наша группа, поставили палатки. Лично мне в своей палатке уютнее, а в домиках пахнет морилкой. Незадолго до нашего приезда их реставрировали. Конечно, медведи и вытекающие из-за их присутствия запреты меня расстроили.

Но я не мог усидеть, раз уж оказался в этом месте. Пошёл искать Сусловскую воронку. Воронка находится на болоте, примерно в ста метрах от вертолётной площадки. Именно этой воронке обязано то, что Кулик поставил домик – заимку в непосредственной от нее близости, на краю болота. Именно эта воронка была ошибочно определена Куликом как метеоритный кратер. Сохранилась выкопанная в юго-западном борту воронки канава для осушения воронки.
Просмотреть увеличенную карту
Воронка расположена на плоском торфяном плато. Никаких признаков кольцевого вала в рельефе нет. В это же плато по его краю дугами врезаются другие, подобные Сусловской воронке термо-карсты. Внутри воронки плоское болото – зыбун. В северной части наблюдается серп открытой воды и обнажённые от растительности участки обрушающегося во внутрь воронки торфа. По северной части берега воронки проходят трещины. Налицо активный процесс развития термо-карста. Нет сомнения в том, что эта воронка не может являться кратером. Спрашивается, почему этого не видел Кулик. Возможно, интенсивность развития термического карста на вечной мерзлоте зависит от климатических условий. В настоящее время вследствие глобального потепления эти процессы ускорились и весьма четко проявляют себя. Во времена Кулика этот процесс мог протекать с меньшей интенсивностью или вообще не протекать тем более, потому что болото было подвергнуто ударному воздействию, и циркуляция вод ответственная за развитие существовавших на нем до события карстов, могла быть нарушена.

В этот день я ещё раз посетил Сусловскуя воронку вместе с Даллас Эббот. Я увидел что она переоделась, взяла молоток и пошла в лес. При этом она нарушала данный нам всем запрет не уходить без сопровождения. Впрочем, я его тоже нарушил. Да простят нас сотрудники заповедника. Я побежал за Даллас и попросил её взять меня с собой. А потом предложил пойти на воронку. На своем ужасно плохом английском объяснял ей что это не кратер потому что.. и показывал пальцем.

К нам на вертолёте прилетало начальство. Не могу сказать кто, но люди очень важные и серьёзные. Наверное, им мы должны быть обязаны за приглашение на мероприятие столетия. Были два космонавта. С Георгием Михайловичем Гречко я был знаком много лет назад. Когда он приезжал в Нижний Новгород, я возил его по достопримечательным местам. Один раз мы с ним ездили в Дивеево. Дорогой беседовали. Гречка рассказывал мне о своей экспедиции на Тунгуску, а делился с ним планами на то что хотел бы исследовать и что завидую ему, и что тоже мечтаю поехать на Тунгуску. Я подошёл к Гречко и спросил – «Помните меня, я вам рассказывал о планах?». Вот он я, здесь, и то, что вы слышали четыре года назад осуществиться. Но…, он не помнил меня. К нему сразу подошли другие люди, а потом он давал интервью. Я один из десятков тысяч людей, кто подошёл к нему. После такого я бы на его месте тоже не узнавал.

После того как официальные гости улетели, мы начали обживать территорию. Я помогал ставить палатки, носил воду, поддерживал костер. Основное место всех посиделок, это широкий навес перед домиком Кулика. В центе навеса костер, дым от которого уходит в фонарь (в крыше дыра, а над дырой еще крыша - фонарь). С краю длинный стол с лавками. Свою палатку я поставил в непосредственной близости от навеса. Территория лагеря находится на склоне. Для установки каждой палатки искали пятачек более-менее горизонтальной земли.

Под вечер открыли шампанское. Отмечали столетие тунгусского события. До поздней ночи звучали тосты и песни. Три аксакала, ветераны многих экспедиций – Черников Виктор Моисеевич (бард Тунгуски, рыболов, ходит с 70-х), Плеханов Геннадий Федорович (основатель Комплексной самодеятельной экспедиции 1969г), Бидюков Борис Федорович (автор гипотезы термолюминисценции) рассказывали истории былых походов. После такого Тунгуска кажется необыкновенным человеческим явлением произошедшим после необыкновенного небесного.



Фотографии из альбома Экспедиция на Тунгуску